19:23 

Глава 2.

ДайСё
А хорошо смеётся тот, у кого смеялка шире)) ^__________^
Название: пока отсутствует
Автор: ДайСё
Бета: самобеттинг
Жанр: приключения, юмор, стеб
Персонажи: Шульдих и все-все-все
Рейтинг: PG
Размещение: только с предоставлением ссылки на куда утырили
Предупреждение: ООС, таймлайн Розенкройц, хэдканон авторов, хронический стеб над штампами, лягушки!
Дискламер: Weiss Kreuz принадлежит Японии. Образ Розенкройц как борделя, банки с пауками и лаборатории в одном флаконе - фанону и частично канону. Предположение, что там постоянно идет ремонт - Lady Ges. А мы так, стебемся помаленьку.

Глава 1. Как выкрутиться, если залез, куда тебе не надо.

Глава 2.
«Это несправедливо, - думал Шульдих. – Это абсолютно несправедливо. Вот почему у берсерков корпус такой прочный, нераздолбанный, даже покрашен в веселый розовый цвет? Ну, кое-где в желтый… а кое-где и в синенький… У кинетиков корпус где-то раз в месяц доводят до состояния полуразвалин и потом чинят сразу по-крупному. А в нашем вечно дырки в стенах, окна потрескавшиеся, из щелей сплошные муссоны задувают – а нас посылают красить актовый зал! Можно подумать, раз телепаты с пророками не разламывают свои комнаты по пять раз на день, то их уже и чинить не надо».
Он уныло провел по стене строительным валиком. Осталась полоса неприятного зеленого цвета. Скучно. Лучше бы в карцер посадили. Да еще и этот непонятный старший, как его там? – мистер Кроуфорд. Нет, Шульдих догадывался, что их поставят на хозработы вместе: провинились-то вдвоем. Но все равно… у-у-у, стоит себе, гад, у стены и валиком елозит. Вверх-вниз. Вверх-вниз. И будто бы совсем ему не скучно. А если его кистью по заднице?
Идея понравилась. Строительный валик, доставшийся Шульдиху, был длинный, ручка позволяла достать даже до потолка, не то что до соседа. Вот только тот в момент удара просто шагнул в сторону. Шлеп! – на стене осталось пятно краски, немного напоминающее птичку. Такую, размазанную немного. Словно она летела и в эту стену впечаталась.
«Ага, значит, пророк, - сделал вывод Шульдих. – Телепат тоже мог бы прочитать намерения, но у нас не бывает таких корявых щитов. Интересно, он сильный? Ну-ка, залезем-почитаем… Слабый? Даже считающийся отстающим? А чего это он тогда такой наглый? Отстающие ведь обычно зашуганные, боятся, что их утилизируют».
- Слышь, старший, - тут же озвучил Шульдих, - а чего это ты наглый такой?
- Я? – хмыкнул тот, нанося на размазанную птичку ровный слой краски. – Ты стоишь с отсутствующим видом у стены, от работы отлыниваешь, уставился в пространство – и спрашиваешь, почему я наглый?
- Я наглый просто так, - отмахнулся Шульдих. – А ты слабый пророк, а ведешь себя, как первый в потоке. Не боишься, что тебя отсеют?
Старшекурсник усмехнулся, поправил очки.
- Пророков мало. Это вас, телепатов, под каждой кочкой по десятку закопано. А нас почти не отсеивают. Дело найдется даже самому слабому.
- И думаешь, тебе тоже? – ощетинился Шульдих.
- Сам найду.
- А валиком по мордасам? – предложил Шульдих.
- Не советую, - старшекурсник покачал головой. – Я ведь отвечу. А стирать одежду потом обоим придется. Если хочешь подраться – сначала разденься, с кожи эта дрянь лучше отмывается.
Шульдиха передернуло, он отвернулся к стене и снова начал возить валиком вверх-вниз. Эти строительные отработки – гадость! Впрочем, наличие мистера Кроуфорда с его перекошенными щитами примиряло с реальностью. В конце концов, монотонные движения ничуть не мешают с увлечением копаться в его защите, попутно совершенствуя свою. Эти незакрепленные участки, падающие на телепата, - замечательная идея! Их можно расположить на внешнем кольце защиты и сделать отстреливающимися, а заодно впихнуть туда парочку сюрпризов… Увлекшись своими мыслями, Шульдих и не замечал задумчивых взглядов со стороны старшеклассника.
- Не люблю все же хозработы, - вырвал его из размышлений голос.
- Я тоже! – с чувством ответил Шульдих. – Уж лучше бы в карцер, честное слово!
- В карцер сейчас не сажают, - рассеянно отозвался пророк. – Там в последнее время умерло несколько провинившихся, ищут, в чем дело.
Шульдих застыл с валиком в руке. То есть?! Как – не сажают в карцер? А как же его великие планы?
- Говорят, если не найдут причины, там будут сидеть по очереди несколько преподавателей, - договорил старшекурсник, и мысли Шульдиха тут же круто повернули в обратную сторону. Он бросил валик и, шагнув вперед, сцапал пророка за ворот:
- Как хочешь, но я должен при этом присутствовать!
- А я-то тут при чем? – резонно возразил тот. – Ты что, считаешь, что я их буду по карцерам распределять?
- А было бы неплохо, - Шульдих неохотно отпустил воротник. Наверное, этот старший просто подслушал где-то ценнейшие сведения. Значит, надо срочно пробраться в подземелья.
Шульдих вздохнул и, подобрав валик, нарисовал им на стене лягушку. Лягушка получилась большая, зеленая и немного похожая на мистера Кроуфорда. Наверное, наглым выражением морды.
- Возьми, - его пихнули в бок. Оглянувшись, Шульдих увидел протянутую ему широкую кисть.
- Ты будешь рисовать лягушек, - пояснил мистер Кроуфорд. – На окрашенных стенах, зеленым по зеленому, чтобы не видно было. А я – красить все остальное. Так будет быстрее.
Разумеется, Шульдих с энтузиазмом согласился. Что он, дурак, елозить туда-сюда валиком, когда можно заняться творческой деятельностью?
К концу трех часов наказания актовый зал позеленел не полностью: остался еще один из углов. Зато на стенах распластались многочисленные лягушки. Некоторые сидели на кувшинках и партах. Некоторые прыгали на добычу. Одна висела на задней лапе в классической позе медитирующего берсерка. Еще одна жевала муху, подозрительно напоминающую вертолет. Две лягушки под самым потолком явно трахались. Сразу пятеро маршировали в светлое будущее. Лягушка со скальпелем препарировала головастика. Лягушка с косичками приделывала к парте ручную гранату. Лягушка в очках и с наглой мордой красила валиком стену…
Нет, Шульдиху очень понравилось рисовать. Да и, если честно, у старшекурсника и правда работалось гораздо быстрее, если ему не мешали всякие мелкие телепаты. Вот только умный пророк не учел одного фактора: преломления света.
- Да, - озадаченно сказал мистер Кроуфорд, разглядывая прекрасно видимых под определенным углом зрения лягушек. – Как-то это мы не подумали. Ничего, сейчас закрасим.
- Только попробуй! – замахнулся кистью Шульдих. – Да там, чтоб ты знал, ни одна не повторяется!
- Я вижу. Просто они уж очень узнаваемые. Кто это стену красит, а? Себя-то, кстати, нарисовал?
- А то ж! – гордо ответил Шульдих. – Вон, в углу сидит.
Лягушка в углу у двери действительно обладала восхитительно наглой мордой. Как можно было передать все мировоззрение автора несколькими взмахами строительной кисти, Шульдих и сам не очень понимал.
- Ладно, - решил пророк. – В конце концов, сделаем вид, что это декоративная роспись.
- Или просто быстро свалим, - добавил Шульдих.
Последнее, увы, не вышло: в коридоре послышались шаги, и на пороге актового зала возник завхоз.
- Бездельничаем? – многообещающе улыбнулся он.
Когда мистер Кроуфорд успел щелкнуть выключателем, Шульдих не заметил. Но теперь зал освещали только редкие окна под потолком, и лягушки на стенах стали почти незаметны.
- Угол докрасьте, - велел завхоз. – Три часа, конечно, уже прошли, но вам полезно. В следующий раз меньше шкодить будете.
И ушел, шаркая ногами по коридору. Шульдих перевел дух и подумал, что пророки могут быть очень полезны в хозяйстве.
Последний угол они докрасили быстро, пока никого нет. Над самым плинтусом встала лягушка-берсерк с пулеметом, ящиком патронов и счастливой улыбкой. Переглянувшись, двое студентов оставили щетки и ведра и рванули по коридору.
- Успели, - констатировал Шульдих через два поворота и одну лестницу.
- Да ладно, - отмахнулся старшекурсник. – Рисовать лягушек не запрещено.
И, оглянувшись вокруг, мягко прижал Шульдиха к стене.
- Что, опять? – добавив в голос страдания, спросил тот.
- Нет, - буркнул пророк. – Я, это… в общем – мир?
- Чего? – удивился Шульдих. – Мириться хочешь, что ли?
- Угу.
- Ну ладно, - Шульдих пожал плечами. – До следующей твоей попытки меня трахнуть.
Он твердо придерживался оборонительной концепции и никогда не нападал первым. Ну, пока ему не дадут хоть какой-нибудь повод.
- Я не стану, - проворчал старшекурсник. – Я дальше цивилизованно буду.
- Питекантропы – тоже цивилизация, - глубокомысленно изрек Шульдих. – Материальная культура, следы ритуальных действий, институт шаманства, похоронные обряды…
Мистер Кроуфорд поперхнулся невысказанной репликой и оборвал его:
- Я не готов сейчас спорить по поводу археологии. Предпочту сначала прочитать нужную литературу.
Шульдих фыркнул, деловито вывернулся из-под придерживающих его рук и спросил:
- А чего это ты мириться полез? Вроде ничего такого не делал.
- Я хочу тебя к себе в команду, - пояснил Кроуфорд.
- Чего?! – Шульдих только глаза выпучил. – Ты ж отстающий, тебе надо за счастье считать к чужой группе пристроиться, а ты свою создать хочешь? Ну ты и нахал!
- Никто не помешает мне строить планы.
- Нафиг иди со своими планами, - отрезал Шульдих и побежал по коридору. Нет, ну надо же, а? Сначала поиметь хочет, а потом что-то про сотрудничество говорит!
«И я после этого наглая морда?»

@настроение: Два солдата из стройбата заменяют экскаватор (с)

@темы: Weiss Kreuz, бред, будни фанфикера, тварьчество наше

URL
Комментарии
2016-09-22 в 20:46 

Санси Суймэй
Будьте осторожны с терпеливыми людьми. Когда у них кончается терпение - они сжигают порты, а не корабли.
Вот, правильный подход к ремонтным работам, креативный!
А Шульдих все равно наглая морда.

2016-09-22 в 21:03 

Lady Ges
Это духовно мы богаты. А душевно мы больны.
Лягушки зеленым по зеленому - великолепны.
А Кроуфорд - просто эпически наглая морда.

2016-09-23 в 15:52 

ДайСё
А хорошо смеётся тот, у кого смеялка шире)) ^__________^
Санси Суймэй, правильный подход - когда напарник-телепат с шилом где не надо не мешает тебе спокойно работать)))
Lady Ges, оба они наглые морды)) Что было честно отображено в настенной росписи.

URL
2016-09-23 в 16:42 

Санси Суймэй
Будьте осторожны с терпеливыми людьми. Когда у них кончается терпение - они сжигают порты, а не корабли.
ДайСё, например, лягушек рисует))

     

Рано или поздно, так или иначе...

главная